Друг друга жгут и режут люди!
    Но время лучшее придет:
    Война кровавая пройдет,
    Земля произрастет плодами,
    А бедный мученик-народ
    Свободу жизни обретет
    С ее высокими страстями [...]
    И для людей другая жизнь начнется —
    Гармонией живой исполнится она.
    Д. Д. АХШАРУМОВ

    Все зависит от народа, без него мы не подвинемся, не уйдем вперед; нам надо короче узнать наш народ и сблизиться с ним.
    Д. Д. АХШАРУМОВ

    Сын военного историка генерал-майора Д. И. Ахшарумова, Дмитрий Ахшарумов родился в Петербурге 7 (19) мая 1823 г. Окончив Первую петербургскую гимназию, поступил в 1842 г. на Восточное отделение Петербургского университета. В 1846 г. окончил его со степенью кандидата, получив назначение на службу в азиатский департамент министерства иностранных дел.
    В университете Ахшарумов сблизился с И. М. Дебу; полученные от него «социальные книги» дали Ахшарумову «новый взгляд на жизнь» (Петрашевцы, с. 682). Весною 1848 г., познакомившись с учением Фурье (ранее Ахшарумов прочитал книгу французского коммуниста-утописта Э. Кабе «Путешествие в Икарию», но она не произвела на него большого впечатления), Ахшарумов становится страстным приверженцем идей социализма. «Отсюда... началось во мне социальное направление...» — позже свидетельствовал он (ДП, т. 3, с. 143).
    С декабря 1848 г. Ахшарумов становится активным участником собраний у Петрашевского; он посещает также кружки братьев Дебу, Н. С. Кашкина. Характер воззрений Ахшарумова раскрывают его рукописи, фигурировавшие на следствии. В одной из них, относящейся к лету 1848 г., он пишет «о невозможности улучшения жизни человечества до сего принятыми средствами — религею и ею предписываемыми правилами, проповедями священников, устройством суда и законов, и о крайней необходимости изменить все, переделать во всех основаниях общество — всю нашу глупую, бестолковую и пустую жизнь» (Петрашевцы, с. 663).
    В этой же работе Ахшарумов говорит о необходимости уничтожения семейной жизни — «в таком виде, как она теперь», уничтожения «труда в таком виде, как он теперь, или взаимного пожирания», об уничтожении собственности, «государства, никуда не годного, с его министрами и царями и их вечной безрассудной, бесполезной политикой», а также об уничтожении «законов, войны, войска... городов и столиц, в которых люди тяготятся и не перестают страдать, и проводят жизнь в одних мученьях, и умирают в отвратительных болезнях» (Петрашевцы, с. 663—664). Он мечтает «о перемене всей этой бестолковщины в новый порядок вещей», приводя при этом отрывок (по-французски) из стихотворения «Безумцы» Беранже:
    Обновленная вся, брачный пир
    Отпирует земля с небесами,
    И та сила, что движет мирами,
    Человечеству даст вечный мир *.
    По представлениям Ахшарумова, силой, которая создаст новое общество, является труд человека — работника: «Человек — работник: от природы ему дан ум и страсти, даны руки с мускулами и тонкие пальцы (работ много — много ему надо — и работников с различными способностями много, потому необходимо распределение работ)» (Петрашевцы, с. 664).
    В записке (осень 1848 г.), захваченной жандармами при аресте И. Дебу, Ахшарумов писал, что лучшим средством социального преобразования является фаланстер Фурье, что главное препятствие к его «построению» в России — это самодержавие, «наше глупое, пустое, злое [...] правительство». «Надо изменить правление, но осторожно, чтоб не произошел слишком сильный беспорядок, который бы вовлек народ опять в старое... Надо конституцию, которая дала бы свободу книгопечатания, открытое судопроизводство, устроила б особое министерство для рассмотрения новых проектов о улучшении общественной жизни, и чтоб не было никаких стеснений, никаких вмешательств в дела частных людей, в каком бы числе они ни сходились «вместе» (Петрашевцы, с. 674). Считая, что переворот «силою, обманом, против воли и желанья общей массы» не является прочным и грозит «возвращением прежнего порядка вещей», Ахшарумов склонялся к мирному пути социального преобразования — к «перевороту убежденьем», причем «только в такой мере произвести его, сколько нужно для приведения в исполнение нового проекта, тем более, что освобождение народа угнетенного требует большой осторожности; терпевший долго народ и перенесший тысячи обид будет мстить» (Петрашевцы, с. 674—675). Что касается лично его, то, как пишет Ахшарумов, он готов пожертвовать жизнью «за доброе дело, если буду знать наверное, что это доброе, достойное дело, что жизнь мою отдам не даром, то готов 1000 раз отдать ее,— об этом думал я часто и решительно могу сказать, что готов...» (Петрашевцы, с. 684).
    23 апреля 1849 г. Ахшарумов был арестован. Не выдержав тяжелых условий одиночного заключения, он обратился в середине мая к царю с просьбой о прощении, в чем впоследствии горько раскаивался. «Дерзость и преступность мнений» Ахшарумова, выраженных в его сочинениях, дали основание военному аудиториату вынести ему смертный приговор. 22 декабря 1849 г. Ахшарумов среди двадцати трех осужденных петрашевцев был выведен на эшафот. По высочайшей конфирмации смертный приговор был заменен Ахшарумову ссылкой на 4 года в арестантские роты с последующей службой рядовым на Кавказе.
    Пробыв полтора года в арестантских ротах в Херсоне, Ахшарумов был переведен рядовым на Кавказ, в Малую Чечню; участвовал в походах. В 1855 г. произведен в прапорщики. В 1857 г. вышел в отставку. В 1862 г. окончил Петербургскую медико-хирургическую академию, в 1866 г. получил степень доктора медицины.
    Служивший до 1882 г. в различных медицинских учреждениях России, Ахшарумов опубликовал ряд ценных исследований по санитарии и социальной гигиене. С 1870 г. работал над воспоминаниями о кружке петрашевцев и расправе над ними, где красочно воспроизвел сцену произнесения приговора на Семеновском плацу. Умер Ахшарумов 7 (20) января 1910 г. в Баку.
    До конца своих дней Ахшарумов хранил верность идее освобождения человека от социальной кабалы и политического угнетения. Во время Московского вооруженного восстания в 1905 г. 82-летний старик рвался на баррикады (РБ, 1910, № 2, с. 128). Ожиданием радикальных преобразований в России пронизаны стихи, включенные Ахшарумовым в его письмо к В. И. Семевскому от 23 октября 1907 г.:
    Министров глупых циркуляры
    Летят в народ, как злые кары...
    Но слышен гул, гул громовой,
    И пахнет в воздухе грозой.
    Стемнело все, зарницы блещут,
    Все громче слышен грозный гул,
    Под громом бури затрепещет,
    Проснется всякий, кто заснул.

  • Работ по автору не найденно

  • Сочинений по автору не найденно

загрузка...